Вернуться   МУЗПРОСВЕТ > ОСНОВНОЙ РАЗДЕЛ > Рецензии
Карта сайта Регистрация Справка Пользователи Календарь Поиск Сообщения за день Все разделы прочитаны

Рецензии Обзоры музыкальных релизов

 
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 22.05.2007, 12:49   #1
BEETHOVEN, LUDWIG VAN © 1824 : SYMPHONY NO. 9 IN D MINOR (CHORAL)

Миниатюры
Нажмите на изображение для увеличения
Название:  beethoven.jpg
Просмотров: 41
Размер:	67.6 Кбайт
ID:	5004  Нажмите на изображение для увеличения
Название:  bethov.gif
Просмотров: 45
Размер:	91.9 Кбайт
ID:	5005  

Black Coffee Black Coffee на форуме 22.05.2007, 12:49

BEETHOVEN, LUDWIG VAN © 1824 : SYMPHONY NO. 9 IN D MINOR (CHORAL)

Скрипач Феликс Радикати, ознакомившись в рукописи с квартетами Бетховена, сказал с усмешкой композитору:
- Маэстро, я надеюсь, вы не считаете всерьез эти свои произведения музыкой?
Бетховен, снисходительно улыбаясь, дал следующий ответ:
- О, напротив! Просто они написаны не для вас, а для позднейших времен...

Людвиг ван Бетховен, композитор венской классической школы, родился в декабре 1770 года в городе Бонн, в Германии. Он учился музыке с четырех лет у своего отца, певчего Придворной капеллы в Бонне, и у придворного органиста Нефе (с 1780). Методы обучения иногда были довольно жесткими, если не сказать жестокими, поскольку отец Людвига был человеком фанатичным и строгим. В неполных двенадцать лет с успехом заменял Нефе; тогда же вышла из печати его первая публикация (12 вариаций для клавира на марш Э. К. Дреслера). В 1787 посетил в Вене Моцарта, который высоко оценил его искусство пианиста-импровизатора. Первое пребывание Бетховена в музыкальной столице Европы было коротким (узнав, что его мать при смерти, он вернулся в Бонн). В 1789 Бетховен поступил на философский факультет Боннского университета, но проучился там недолго. Окончательный переезд в Вену состоялся в 1792.

Всю творческую и личную жизнь немецкого композитора пересказывать смысла нет. Она была чрезвычайно драматичной и пестрой. Следует лишь упомянуть, что в конце 1790-х у Людвига начала развиваться глухота; не позднее 1801 он осознал, что эта болезнь прогрессирует и грозит полной потерей слуха. А к старости он совершенно оглох, что не помешало ему создать серию музыкальным шедевров, среди которых особенно выделяются девять оконченных и одна неоконченная симфонии. С творчеством Бетховена такая музыкальная форма как симфония решительно вступила в новую стадию развития. Свойственные его стилю резкие смены темпа и широта динамического диапазона, а также виртуозность и драматичность, – все это открыло путь прочим композиторам романтической эпохи. Особую известность принесли Бетховену Пятая и Девятая (Хоральная), о которой речь пойдет ниже.

Как известно, в классической симфонии обычно имеется четыре части. 1-я часть, в быстром темпе, пишется в сонатной форме; 2-я, в медленном движении, пишется в форме рондо, реже в форме сонаты; 3-я — скерцо или менуэт; 4-я часть, в быстром темпе — в сонатной форме или в большой форме рондо. Но Девятая симфония (как и многие другие его произведения) не укладывается в стандартные рамки. В драматичных и восторженных, так же как и в лирически-медитативных эпизодах его музыка тяготеет к экстремальным возможностям человеческого восприятия. Для Бетховена сам процесс сочинения заключался в борьбе с шаблонизмом, о чем явно свидетельствуют часто поспешные и невнятные записи его черновиков. Эмоциональная составляющая всех его поздних работ (как и в данном конкретном случае) в значительной степени определялась ощущением преодолеваемого противодействия. Его жизнь была прожита под знаком борьбы. Он часто использовал в своей музыке крайне высокие и крайне низкие инструментальные регистры, что связано с ухудшением восприятия его слабеющего год от года слуха. Возможно, уход от канонов и упрямство в поиске новых форм во многом обеспечили Девятой симфонии особое место в истории музыки. Немного фактов:

Бетховен долго намеревался создать симфонию с хором. Под конец жизни ему это удалось. По стечению обстоятельств он взял для нее текст «Оды к Радости», написанной в 1785 году Фридрихом Шиллером. Первоначально Шиллер хотел назвать ее «Ода Свободе», но из-за давления реакционных сил, он переименовал ее в «Оду к Радости». Однако для Бетховена и его современников ее истинный смысл был вполне понятен. В те времена в воздухе носились идеи Французской Революции. Свобода, Равенство и Братство... Эта была «Ода Свободе». Первые наброски Девятой симфонии относятся к 1816 году, (спустя год после битвы под Ватерлоо). Композитор окончил ее семь лет спустя, в 1824, после того, как британское филармоническое общество заказало Людвигу ван Бетховену целых две симфонии, предложив ему аж 50 фунтов. Вместо двух симфоний он предложил англичанам эту работу, которая, по-моему, превосходит все положенные на нее ожидания. И не забывайте, что к моменту окончания работы над этим произведением композитор был уже совершенно глухим. Он даже не мог услышать результаты своей титанической работы.

Девятая симфония увидела свет под таким названием: «Sinfonie mit Schlusschor ьber Schillers Ode «An die Freude» fьr groЯes Orchester, 4 Solo und 4 Chorstimmen componiert und seiner Majestдt dem Kцnig von PreuЯen Friedrich Wilhelm III in tiefster Ehrfurcht zugeeignet von Ludwig van Beethoven, 125 tes Werk». Эта работа, которую чуть позже нарекли Марсельезой Человечества, впервые прозвучала в Вене 7 мая 1824 года. Поистине удивительная судьба была уготована этому краеугольному камню мировой классической музыки. Девятая симфония Людвига ван Бетховена - это не только одно из наиболее политизированных произведений в мировой классике. Музыка композитора в свое время вдохновляла и сторонников французской республики, и католиков и коммунистов. Бетховен восхищался Великой французской революцией, говорят, что именно она побудила его написать девятую симфонию (напомню, что Третья симфония была посвящена Наполеону Бонапарту). Ее избрал для своего дня рождения Адольф Гитлер и часто она сопровождала его речи перед главами Третьего Рейха. Гитлер, кстати, считал Бетховена одним их трех величайших композиторов наряду с Рихардом Вагнером и Антоном Брукнером. Девятая симфония звучала в очень неоднозначном фильме Стенли Кубрика "Заводной апельсин" и на церемонии вступления в должность Франсуа Миттерана. Она же неслась из репродукторов в китайской столице, когда танки шли по площади Тяньаньмынь в 1989. Протестующие студенты в Пекине пускали его через динамики назло китайским властям. Это же произведение в последние годы играли на концерте по случаю падения Берлинской стены. Но и это еще не все! Иан Смит выбрал его в качестве гимна Южной Родезии, а в 1992 году оно стало официальным гимном Евросоюза. Впечатляюще, не правда ли?

А теперь о музыке. Что же мы слышим? По аналогии с Пятой симфонией Бетховен использовал принцип переплетения сходного тематического материала во всех четырех частях. Этот прием называется в академической музыке «циклической симфонией». Композитор заменил, к примеру, спокойный менуэт более оживленным, неудержимым, скерцо с остро-характерными ритмическими и гармоническими оборотами. Он вывел тематическое развитие на новый уровень, подвергая свои музыкальные темы всевозможным изменениям: перемена лада (мажор – минор), ритмические сдвиги, а также многим другим. Также особенностью Девятой симфонии является пафосно-восторженное финальное развитие, которое впоследствии стало своего рода повсеместным стандартом.

Первая часть симфонии в четверть часа длиной начинается вкрадчиво и мягко, но очень быстро заполняет собою все пространство. Скрипки и литавры создают восторженную атмосферу. Развитие тем происходит быстро, радостно и весьма оживленно. Темп варьируется от медленного до довольно скорого. Смычковые играют главную роль, духовые – вспомогательную. Настроение первой части весьма помпезное и даже, как мне показалось, какое-то буйно-суматошное. Витиеватые мелодические линии причудливо переплетаются, складываясь в пестрый, непоседливый узор. Говоря академическим языком, первая часть – это типичное сонатное аллегро. Исходя из этого, можно сделать вывод, что весь материал подчинен одной цели – вызвать у слушателя ассоциации с чем-то светлым и веселым. Однако Бетховен как всегда пропустил все каноны сквозь призму своего видения и оттого местами в музыке проскальзывает какая-то затаенная тревога.

Вторая часть – логическое продолжение первой. В ней уже совсем явно проступает вся мощь и скорость. Оркестр набирает обороты и в едином порыве выплескивает на слушателя всю свою энергию. Кажется, что в этом отрезке симфонии (кстати, самом коротком из всех) и находится квинтэссенция всей той радости, коей пронизан каждый такт произведения. Громогласно гремят трубы и рваные, но оттого еще более пронзительные соло скрипок проносятся мимо в безудержном феерическом вихре. Композитору удалось передать всю ту скрытую ранее лавину чувств, которая наконец-то вырвалась на волю. Чрезвычайно сложные мелодические линии и неожиданные переходы между настроениями создают впечатление бесконечного потока образов. Отрывки музыкальных фраз и частые короткие паузы, четко расставленные акценты и безупречные по технике исполнения партии не могут не восхищать. Основные музыкальные темы повторяются в разных вариациях, накладываются друг на друга и, в конце концов, складываются в одну картину. Картину всеобъемлющего восторга и единения. Мне лично именно вторая часть симфонии нравится больше всего.

В крупных произведениях инструментальной и камерной музыки (симфониях, сонатах, квартетах) третья часть (адажио) служит необходимым контрастом по сравнению с быстрыми и бурными предыдущими частями. И здесь все обстоит именно так. Размер тактов сравнительно большой. Широкая, спокойная, певучая мелодика поразительным образом соседствует с вариациями на тему. Семнадцать минут умиротворения и «тихой радости» настраивают на позитивный лад. Оркестр напоминает лениво спящую на солнцепеке кошку. Вкрадчивые образы и ровные, плавные партии всех инструментов неспешно несут слушателя по водам широкой реки времени. Лишь изредка музыка точно просыпается и кратковременно громогласно обрушивается плотными каскадами нот. Скажу честно – без подготовки удерживать внимание и концентрироваться на всех подробностях не выходит. Но после многократного прослушивания все же не могу не отметить богатства оттенков. Перепады громкости и силы звука не дают погрузиться в дремоту, а плавные нарастающие звуки фанфар и флейт выводят из полусонного состояния. Но все это лишь подготовка к чему-то большему...

Последняя часть симфонии представляет собой почти что самодостаточное монументальное произведение. Шутка ли – почти полчаса кульминационного гимна! Грозные и в то же время торжественные звуки ввергают нас в водоворот идей. Духовые решительно преобладают над всем прочим. Очень скоро они начинают свою незабываемую партию, которая хорошо всем известна и является лейтмотивом всего произведения. Медленно, постепенно разворачивается это гигантское по своей эмоциональной силе звуковое полотно. Дальше – больше. Все новые и новые инструменты подключаются к тромбонам и вот уже вовсю гремит торжественная и всеподавляющая бессмертная тема. Самое противоречивое (если не сказать больше) решение Бетховена заключено именно в четвертой части симфонии. Огромный по объему хоровой финал Девятой симфонии на текст оды Шиллера идеально вписался в общую концепцию произведения. Вокальные партии исполняют четыре человека (два сопрано, тенор и бас). К тому же на помощь им регулярно приходит целый хор. Удивительным образом все складывается в единый поток, в котором уживается столько всего, что не в сказке сказать, ни пером описать. Хотя шквал критики не стихал еще долгие годы и даже десятилетия, Бетховен поломал устои и сделал все по-своему. Здесь, впервые в истории европейской музыки, он осуществил синтез инструментального и оперного искусств. Не берусь утверждать хорошо это или плохо, но результаты говорят сами за себя.
Для интересующихся тонкостями привожу полный текст четвертой части:

O Freunde, nicht diese Tцne,
sondern lasst uns angenehmere
anstimmen, und freundenvolere.

Freude, schцner Gцtterfunken,
Tochter aus Elysium,
wir betreten feuertrunken,
Himmlische, dein Heiligtum!
Deine Zauber binden wieder,
was die Mode streng geteilt:
alle Menschen werden Brьder,
wo dein snafter Flьgel weilt.

Wem der grosse Wurf gelungen,
eines Freundes Freund zu sein,
wer ein holdes Weib errungen,
mische seinen Jubel ein!
Ja, wer auch nur eine Seele
sein nennt auf dem Erdenrund!
Und wer's nie gekonnt, der stehle
weinend sich aus diesem Bund!

Freude trinken alle Wesen
an den Brьsten der Natur,
alle Guten, alle Bцsen
folgen ihrer Rosenspur.
Kьsse gab sie uns und Reben,
einen Freund, geprьft im Tod;
Wollust ward dem Wurm gegeben,
und der Cherub steht vor Gott.

Froh, wie seine Sonnen fliegen
durch des Himmels prдcht'gen Plan,
laufet, Brьder, eure Bahn,
freudig, wie ein Held zum Siegen!

Freude, schцner Gцtterfunken,
Tochter aus Elysium,
wir betreten feuertrunken,
Himmlische, dein Heiligtum!
Deine Zauber binden wieder,
was die Mode streng geteilt:
alle Menschen werden Brьder,
wo dein snafter Flьgel weilt.

Seid umschlungen, Millionen!
Diesen Kuss der ganzen Welt!
Brьder, ьberm Sternenzelt
muss ein lieber Vater wohnen.

Ahnest du den Schцpfer, Welt?
Such ihn ьberm Sternenzelt!
Ьber Sternen muss er wohnen.

Freude, schцner Gцtterfunken,
Tochter aus Elysium,
wir betreten feuertrunken,
Himmlische, dein Heiligtum!
Seid umschlungen, Millionen!
Diesen Kuss der ganzen Welt!
Ihr stьrzt nieder, Millionen?
Ahnest du den Schцpfer, Welt?
Such ihn ьberm Sternenzelt!
Brьder, ьberm Sternenzelt
muss ein lieber Vater wohnen!

Freude, Tochter aus Elysium,
deine Zauber binden wieder,
was die Mode streng geteilt!
Alle Menschen werden Brьder,
wo dein sanfter Flьgel Weilt.

Seid umschlungen, Millionen!
Diesen Kuss der ganzen Welt!
Brьder, ьberm Sternenzelt
muss ein lieber Vater wohnen.

Freude, schцner Gцtterfunken,
Tochter aus Elysium,
Freude, schцner Gцtterfunken!

Надо ли еще что-то добавлять к вышесказанному? Поистине развернутый анализ и описание (именно описание, а не рецензирование) этого шедеврального произведения вытянули из меня все моральные силы. Думаю, что если кто-то воспринимает эту музыку иначе, дополнит и поправит меня в тех местах, где я ошибся или допустил неточность. Могу только добавить, что вложить в себя все, что содержится в этой симфонии, может далеко не каждый. Даже при желании. Слишком большая форма. Так сказать, вещь на века. Не найдется в целом мире более спорного и в то же время более известного и почитаемого произведения, нежели последний законченный труд Людвига ван Бетховена. За что ему честь и хвала!

Оценка: пласт мировой культуры

Genre: classical music / symphony

Tracklist:

I. Allegro ma non troppo, un poco maestoso
II. Molto vivace; Presto; Molto vivace
III. Adagio e cantabile. Andante moderato
IV. Presto. Allegro assai

Line-up:

New York Philarmonic Orchestra
Leonard Bernstein – Dir.

The Julliard Chorus
Abraham Kaplan – Dir.

Martina Arroyo – soprano
Regina Sarfaty – mezzo-soprano
Nichilas Di Virgilio – tenor
Norman Scott – bass
__________________
Три Кольца - высшим Эльфам под кровом светил,
Семь - властителям Гномов под кровом земли,
Девять Смертным, чей жребий - молчанье могил,
И одно - Повелителю гибельных сил
В царстве Мордора мрачном, где тени легли.

Последний раз редактировалось Black Coffee, 22.05.2007 в 20:04.
Ответить с цитированием
 


Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете прикреплять файлы
Вы не можете редактировать сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
BACH, JOHANN SEBASTIAN © 1738 : CONCERTO FOR HARPSICHORD IN D MINOR, BWV 1052 Titan Рецензии 16 22.10.2007 08:42
SYMPHONY X © 1997 : THE DIVINE WINGS OF TRAGEDY Black Coffee Рецензии 29 24.09.2007 14:03
APOCALYPTICA © 1998 : INQUISITION SYMPHONY Bewitched Рецензии 11 12.07.2007 19:27
MOZART, WOLFGANG AMADEUS © 1791 : REQUIEM MASS IN D-MINOR Rascko Рецензии 19 13.02.2007 08:58
СТРАВИНСКИЙ, ИГОРЬ ФЁДОРОВИЧ © 1966 : SYMPHONY IN E FLAT wantala Рецензии 11 05.12.2006 02:21